Abaza-Abhaz etnosu «Alashara» Yardımlaşma Uluslararası Birliği

  • Ev
  • International journal «Country of Abaza»
  • Литературный институт в судьбах абазинских писателей. Микаэль Хаджиевич Чикатуев: В стенах Литературного института

Литературный институт в судьбах абазинских писателей. Микаэль Хаджиевич Чикатуев: В стенах Литературного института

Литературный институт в судьбах абазинских писателей. Микаэль Хаджиевич Чикатуев: В стенах Литературного института


Данная статья продолжает цикл публикаций о роли Литературного института им. Горького в судьбах абазинских писателей.

При поступлении в Литературный институт Микаэль Чикатуев сдал пять экзаменов: 1 августа – сочинение; 3 августа – русский язык и русская литература, 8 августа – история  СССР, и 10 августа – география. Четыре из них абитуриент-абазин сдал на «хорошо», а сочинение – на «удовлетворительно». С такими оценками он прошел конкурс и стал студентом уникального в своем роде института. Приказ о зачислении вышел 24 августа: «В соответствии с результатами творческого конкурса и приемных экзаменов зачислить на 1-й курс основного отделения Литературного института имени А.М. Горького: г/ семинар поэзии – 12. ЧИКАТУЕВА Михаила Хаджиевича».

13 сентября ему выдали студенческий билет № 56026, тем же днем и под тем же номером ему оформили зачетную книжку, и началась студенческая жизнь.

Так как у Литературного института тогда не было своего общежития, Литфонд СССР арендовал у московских писателей их дачи в Подмосковье (Переделкино) и поселял туда студентов. Когда же они завершали учебный год и разъезжались на каникулы и практику, писатели занимали свои дачи на летние месяцы.

Первые два года Чикатуев вместе с абхазами Алексеем Гогуа и Володей Анкваб жили на даче Панфёрова. По утрам студентов увозили в Москву на занятия  двумя большими автобусами, а после занятий привозили обратно. А когда по четвергам устраивались встречи с известными писателями, композиторами, художниками, артистами, автобусы дожидались их до окончания мероприятия.

«Встречи были очень интересны, – вспоминал Микаэль Хаджиевич. – Даже студенты, по каким-то причинам пропустившие в этот день занятия, обязательно приходили на эти встречи! Интересно же было послушать Шолохова, Твардовского, Эренбурга, Всеволода Иванова, Паустовского, Бориса Чиркова, Семёна Липкина и многих-многих других! Беседы эти – чисто творческие, откровенные, очень доверительные – много давали студенту Литинститута, я бы сказал, зажигали и пробуждали в нём какой-то особенный внутренний свет на всю жизнь!».

Потом, когда в мае 1958 года Литфонд построил семиэтажное общежитие по улице Добролюбова в Москве, студентов перевели туда и по одному расселили в комнатах площадью 18 кв. м. «Таких условий не было даже у студентов МГУ», – подчеркивал Чикатуев.

О творческой атмосфере, царившей здесь, поэт вспоминал так: «От зари до зари здание общежития напоминало – в буквальном смысле! – растревоженный улей. Из всех открытых окон сыпались поэтические слова, строки, стихи. А что творилось во всех семи длинных коридорах?! Тут же писались стихи, читались стихи, отвергались и принимались стихи – также шумно, открыто, воинственно, невзирая на лица! Единственный авторитет в Литинституте – хорошие, талантливые стихи!..».

Отдельно поэт останавливался и на своеобразии лекционных курсов: «В институте, помимо тех предметов, которые читаются на филфаках вузов, мы изучали такие предметы как теория стиха, теория прозы, теория драмы; история всемирной музыки, история всемирной живописи, история всемирного театра. Зачёты и экзамены мы сдавали, например, в Консерватории им. П.И. Чайковского, в Третьяковской галерее, в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, в Театральном музее им. Бахрушина. А Московский драматический театр им. Пушкина мы, студенты Литинститута, считали своим: мы ходили в этот театр <…> по студенческим билетам...».

Первую зимнюю сессию в декабре 1956 г. (6 зачетов и 3 экзамена) Чикатуев сдал не только хорошо, но и досрочно, за что ему был разрешен отпуск с 27 декабря по 25 января. И в дальнейшем он неоднократно брал творческие отпуска для работы над стихотворными произведениями.

После первого курса два месяца (июль – август) Чикатуев проходил практику на строительстве жилого дома в Москве в качестве разнорабочего. Прохождение творческо-производственной практики в конце второго курса планировалось при многотиражной газете завода швейных машин города Подольска, но по ходатайству абазинской литературной секции Карачаево-Черкесского областного отделения Союза писателей приказ был изменен, и Микаэль получил возможность практиковаться при редакции абазинской газеты «Коммунизм алашара» («Свет коммунизма») в Черкесске. На третьем курсе Чикатуев был направлен в газету «Комсомолец Кузбасса» города Кемерово, а на четвертом прошел аж три практики: с 15 по 20 октября 1959 года в Воронеже, с 22 по 31 января 1960 года в Ленинграде, а уже летом того же 1960 года – снова в газете «Коммунизм алашара» (г. Черкесск).

Чикатуев был на хорошем счету у руководства института, о чем свидетельствует приказ № 206-а от 29 октября 1958 г., объявлявший ему благодарность за хорошую комсомольскую и общественную работу с занесением в личное дело. Сохранилась также характеристика от 6 апреля 1960 г., подготовленная для подписи директором института, секретарем партбюро и председателем профкома:

«Тов. Чикатуев Михаил Хаджиевич <…> учится в Литературном институте имени А.М. Горького с сентября 1956 по настоящее время на отделении поэзии.

Учится удовлетворительно. Творчески активен. Его произведения опубликованы в периодической печати в Карачаево-Черкесской автономной области.

Принимает активное участие в общественной работе. Был членом комитета ВЛКСМ и членом студкомитета общежития. За общественную активность отмечен благодарностью в приказе.

Рекомендуется для заграничной поездки в Эфиопию».

За время многочисленных встреч и бесед с Микаэлем Хаджиевичем он ни разу не упомянул о поездке в Эфиопию. Вероятно, администрация предполагала направить его в заграничную командировку, готовила документы, но по каким-то причинам она все же не состоялась. По всей видимости, характеристика оказалась невостребованной и осталась не подписанной.

Всего за пять лет обучения в Литинституте Чикатуев сдал 58 зачетов и 31 экзамен. Из них 8 предметов – на «удовлетворительную» оценку, 19 – на «хорошо» и 3 – на «отлично». Помимо того, он выполнил и 9 марта 1961 г. защитил дипломную работу под названием «Мелодии Инжича» с оценкой «отлично», 6 июня выдержал государственный экзамен по русской и советской литературе на «хорошо», 20 июня – госэкзамен по диалектическому и историческому диалектизму – тоже на «хорошо». В тот же день решением государственной экзаменационной комиссии ему была присвоена квалификация литературного работника, а через 3 дня – 23 июня 1961 года вручен диплом № 514906 об окончании Литературного института.

1961 год оказался богат на события в личной и творческой жизни Микаэля Хаджиевича: вышел второй его сборник стихотворений «Мелодии Инжича», приступил к работе в Карачаево-Черкесском педагогическом институте, женился, родился первенец – сын Азамат… «Таким образом, 1961 год я считаю одним из самых счастливых в своей жизни», – подытоживал поэт повествование о своей студенческой жизни.