الجمعية الدولية لتقديم المساعدة للأباظة-الصربكرواتية اثنوس «Alashara»

Царь Абхазии Ахы Саулах

Царь Абхазии Ахы Саулах

 Древние цари Абхазии, тираны, скептухи и другие должностные лица высшей политической власти, а так же служилое сословие, исследуемые нами в историко-археологическом аспекте, представляют большой научный и академический интерес. По этим вопросам выполнены ряд комплексных абхазоведческих работ, в виде докладов и публикаций в международных форумах, непосредственно рассматривающих проблемы политогенеза и политической истории, от вождеств мегалитической эпохи до позднеколхидской (античной) эпохи включительно.

Активизация передовых сил гениохо-фасианского общества в эпоху бурных процессов пограничной истории связанные с меотами, синдами, боспорянами, скифо-сарматами, кобанцами, ахаменидами, греками, проистекавшая почти одновременно, выдвинула на первые места исторической картины выдающиеся личности общенационального масштаба. Такие политические лидеры не могли не быть отмечены особым образом и в особых жанрах, не только в анналах истории, но и в героических сагах, священных мифах предков, в том числе в местных древних летописях иероглифического типа, сохранявшихся от древних предков (как описывают современники). Такие же государственные деятели, конечно, были примером для подражания, гордостью всего этноса и считались достойнейшими потомками самого могущественного правителя Айета (Хайта), с властью которого никто не мог сравниться (как его описывают), считались отпрысками этнархов Фасиса, Колха, Гениоха, даже самого Гелиоса (Солнца), основателя династий!

В этом отношении представляет интерес исторический образ царя Саулаха, запечатленный в ряде достоверных первоисточников. В частности, известный историк, географ и энциклопедист Плиний Секунд в своем замечательном сочинении «Естественная история» упоминает славного потомка и наследника Айета царя Саулаха. Описание его деятельности соответственно носит героизированный характер, как присущие только правителям эпохи самого египетского фараона Сесостриса. Творческое начало его строительной активности отмечено шедеврами дворцовой традиции, изумительно украшенные колоннами и пилиастрами. Описание его несметных богатств  дополняется сообщением о том, что царь Саулах еще и добыл много золота и серебра у горских племен. Существуют и другие источники, которые освещают его активную деятельность и подчеркивают авторитет в решении ряда международных вопросов, как это дано у известного историка Полибия. Здесь рядом с участниками переговоров, называя также сарматского царя Гатала упоминается царь Саулах, причем с упоминанием его официального титула аки-ахы (Аки-Силох), с передачей абх. абзыпского Х (голова, главный) через греч. каппу. Перед нами, конечно же, верховный правитель (царь)  страны Ахы Саулах,  поскольку у гениохов, предков абхазов, было несколько царей, один из которых был главным (верховным) правителем и представлял свою страну.  Такая ситуация зафиксирована в сочинении каппадокийского легата, историка Флавия Арриана, упоминающего одних басилевсов апсилов, абасгов, саныгов, власть которых была признана и санкционирована самой Римской империей. Представляет интерес и упоминание его имени на монетных легендах, отчеканенных им, в частности упоминание «Басилевса Сау(л) (аха)», полное чтение которой для нумизматов и археологов считается спорным и весьма проблемным по сей день.

Тем не менее, учитывая краткосрочность появления боспорянина Савмака, отсутствие каких-либо заметных фактов в его биографии и ничтожной его роли в торгово-экономических отношениях причерноморского региона, мы отрицали его участие в монетном процессе и вообще эмиссии монет, полагая, что таковым мог выступить именно выдающейся местный царь Саулах, положительно отмеченный всеми этими чертами. Антропоморфное изображение на монетах, данное в солнечной короне, и его священное животное показанное в виде протомы быка, также указывают на потомка Айета (Хайта), выступающего в абхазской религии в исконном образе сильного морского царя (Д.И. Гулиа,  А.Н. Грен). Что касается надписи на монетах (7 экз.), 4 из которых достоверно найдены в Абхазии, в том числе с монетами «колхидками», то в нем дается имя признанного и законного царя-басилевса Савлаха, где в сокращении имени верно читается лямда, указывающая на царское имя Саулаха, а не на временного главаря восставших Савмака (108-107 гг. до н.э.). Свои монеты чеканили и остальные фасиане-апсилы, местные колхидские цари, даже те, кто находились в трудных условиях международных отношений, как скажем Аристарх Колхидский. Указание первоисточника на статус и этого царя как правителя над (epi) Колхидой также указывает на верховенство (Ахы) его власти, как владетеля и самодержца. Представляет большой научный интерес и недавнее нумизматическое открытие (опубликовано: А.В. Гаврилов, И.В. Шонов), сделанное местным жителем с помощью металлоискателя в районе самого крупного укрепления Куру Буш городской хоры Феодосии. Найденная здесь монета диаметром 11 мм, весом 1,60 г. из биллона или низкопробного серебра по своему номиналу относится к гемидрахме (см.илл.). На лицевой стороне изображена голова Афины в шлеме, на оборотной стороне помещен орел с головой повернутой назад, и нанесена надпись полного имени царя Савлака, без сокращения вообще, что лишний раз опровергает все прежние измышления. Эта находка, опубликованная сразу же после моего доклада  2005 г., и не известная авторам учебников и монографий по истории Абхазии, дополняются и другими ценными источниками. Сюда же относится определение нами совмещенного знака (лигатуры) на одной монете не как надпись указывающая на стоимость (ахьы 1//акы), а как царский знак Саулаха, монетой которого она является. В согласии с таблицами «майкопского», псевдоиероглифического и финикийского письма и эта монограмма читается Ахы-аh (верховный правитель//царь).                                             

Как мною обосновано в ряде исследований, активизация гениохов в международных отношениях того времени, дружественное принятие ими Митридата в Диоскурии (г. Сухум, столица Республики Абхазия) и его проводы по подконтрольной территории вплоть до Скифских запоров (проходов), а также предоставление им рынков боспорскими царями при известной гениохской талласократии (Страбон, Аппиан), все верно указывает на широкий исторический фон тех археологических открытий, ставший теперь достоянием науки, и имеет статус исторического факта. Верховный царь Саулах («Савлак», «Силох»)  или Ахы Саулах второй половины II вв. до н.э., как доказывает историко-археологическое исследование проблемы,  стало быть, не составлял исключения среди царей солнцеподобных айетидов, которые продвинулись далеко в региональной кавказской политике, в области экономического развития, военного сотрудничества и международных отношений позднеколхидской эпохи VI в.в. до н.э. Его образ является достоянием всей большой абхазской нации и мировой истории.