الجمعية الدولية لتقديم المساعدة للأباظة-الصربكرواتية اثنوس «Alashara»

  • أخبار
  • International journal «Country of Abaza»
  • Литературный институт в судьбах абазинских писателей.Микаэль Хаджиевич Чикатуев: «Принять… в Литинститут непременно!»

Литературный институт в судьбах абазинских писателей.Микаэль Хаджиевич Чикатуев: «Принять… в Литинститут непременно!»

Литературный институт в судьбах абазинских писателей. Микаэль Хаджиевич Чикатуев: «Принять… в Литинститут непременно!»


В творческой биографии, вошедшей в сборник переводных произведений «Поющее сердце» (Москва, 2010), М. Чикатуев вспоминал, как будучи студентом первого курса Ставропольского педагогического института, он с помощью Владимира Гнеушева, руководителя литобъединения при газете «Молодой ленинец», и Игоря Романова, студента-старшекурсника, подготовил подстрочные переводы своих стихотворений и отправил на творческий конкурс в Литинститут. Дальнейшие события в автобиографии описываются так:

«Прошли месяцы. Мы окончили первый курс. И нас, студентов-второкурсников, уже послали (сразу после сдачи экзаменов!) на уборку сена в совхоз «Темижбекский» <…>. Помню хорошо: 20 июня мы уже были в совхозе, уже убирали сено, скошенное конными косилками. Ровное, большое поле. Я сижу на пружинистом сиденье конных грабель и весело убираю сено, кладу его ровными, параллельными рядами-валками. <…> И я на этих конных граблях поработал ровно месяц – до 20 июля. А 20 июля, – кажется, около 10 часов, – ко мне с криками подбежали мои однокурсники – мои друзья Саша Лагунов и Владик Останкович. Лица у них были очень радостные – значит, принесли хорошую весть! Остановил я коней своих и весело спрыгнул с пружинистого сиденья моих грабель!

– Миша! Миша! – кричали они оба разом. – Тебе надо ехать в Ставрополь, в деканат. Ты прошёл творческий конкурс в Литинституте и 27 июля тебе надо быть в Москве!».

В тот же день, не теряя ни минуты, Микаэль добрался до Ставрополя, а оттуда – в родной аул Инжич-Чукун, поделился радостной вестью с мамой. Та выслушала известие, продала телку, вручила сыну двести рублей и напутствовала в дорогу.

27 июля, как и было велено, Чикатуев уже сидел в одной из аудиторий Литинститута перед поэтом Александром Коваленковым, проводившим собеседование. Собеседование – обязательная форма испытания для поступающих, своеобразный второй тур после творческого конкурса, на котором определяется уровень образованности абитуриента, наличие в нем литературных способностей. После беседы преподаватель (А.А. Коваленков являлся одним из руководителей семинара поэзии в Литинституте) свое мнение передавал на кафедру творчества в письменной форме. Как впоследствии установил Чикатуев, впечатление Коваленкова о нем уместилось в несколько строк: «Серьёзный, вдумчивый горец; сразу видно: светится в нём искра поэзии; любит Кавказ Пушкина и Лермонтова. Прочитал даже самого Льва Толстого! Интересно говорил о «Хаджи Мурате». Думаю, будет толк».

Там же, на кафедре творчества, Чикатуев познакомился и с положительными отзывами на присланные им на творческий конкурс стихами. Их авторами были поэты Василий Журавлев и Степан Щипачев. Второй эксперт завершил свою рецензию категорической рекомендацией: «Принять Микаэля Чикатуева в Литинститут непременно!»

«И эту фразу Степан Петрович подчеркнул красным карандашом дважды...», – отмечал поэт в воспоминаниях.

После собеседования шли уже традиционные вступительные экзамены, с которыми абитуриент справился, и он был зачислен на первый курс.

Немаловажной представляется такая подробность: в тот год свои произведения на творческий конкурс подали 3000 человек, из них его прошли лишь 116, а после экзаменов отсеялись еще 86 и осталось всего 30. «30 человек – это постоянное число студентов, которые зачисляются в Литинститут в год. Всего 30 со всего Советского Союза! И мне, юноше из абазинского горного селенья, посчастливилось попасть в это маленькое заветное число – и первым в истории Карачаево-Черкесии! Я, конечно, был горд и счастлив! И старался, очень старался, чтобы не отстать от остальных 29, учиться хорошо. Ведь я был посланцем не только моего маленького абазинского народа, но и всей Карачаево-Черкесии!».

Здесь прервем конспектирование автобиографии Чикатуева и обратимся к документам личного и учебного дела, хранящегося в архиве Литературного института. Изучение содержания этой папки позволяет более детально осветить историю прохождения начинающего абазинского стихотворца в один из самых престижных вузов страны, расширить и дополнить сведения о о нем, поэтапно проследить переход из Ставропольского пединститута в Литературный институт. Нужно отметить, что этому предшествовала непростая процедура.

Во-первых, Чикатуеву нужно было обратиться с заявлением в бюро литературного объединения Черкесии для получения рекомендации, и он это сделал в начале весны 1956 года. 21 марта состоялось заседание бюро с участием Х.Х. Гашокова, Ф.А. Абдулжалилова, И.А. Атмакина, А.Н. Охтова, К.С.-Г. Джегутанова, на котором было рассмотрено заявление и вынесено постановление:

«Просить Ставропольское Краевое отделение Союза Советских писателей войти с ходатайством в секретариат Союза Советских писателей СССР о рекомендации в Литературный институт им. Горького при Союзе Советских писателей СССР абазинского начинающего поэта тов. Чикатуева Михаила Хаджиевича, 1938 года рождения, абазина, члена ВЛКСМ с 1949 года, образования 10 кл., члена литературной группы при редакции областной газеты «Социалистическа Черкесия», работающего в области поэзии с 1951 года, имеющего около 50 стихотворений.

Обязать руководителя литературной группы при редакции областной газеты «Социалистическа Черкесия», члена бюро литобъединения т. Джегутанова К. дать т. Чикатуеву рекомендацию для поступления в Литературный институт им. Горького при Союзе Советских писателей СССР».

Под протоколом стояла подпись руководителя литобъединения Х.Х. Гашокова.

В личном деле студента Чикатуева наличествует и рекомендация К. Джегутанова, написанная от имени литературной группы при абазинской национальной газете:

«Михаил Чикатуев с 1952 года является  активным членом данной литературной группы. За это время на страницах областной газеты, а также в коллективных абазинских сборниках, выпускаемых Черкесским книжным издательством, напечатано около 50 стихотворений.

В своих стихотворениях М. Чикатуев стремится раскрывать сущность жизненных явлений художественными средствами. В его еще не установившемся творческом почерке чувствуется самобытность, своеобразие таланта молодого поэта. Несомненно, что т. Чикатуев обладает необходимыми данными для того, чтобы стать настоящим литератором.

М. Чикатуев постоянно повышает свои знания – учится, повышает свое поэтическое мастерство. В настоящее время он является студентом первого курса Ставропольского педагогического института.

Литературная группа считает, что М. Чикатуеву необходимо продолжить учебу в стенах института им. Горького, так как свое жизненное призвание он находит в литературе.

Литературная группа единодушно рекомендует М. Чикатуева в Литературный институт им. Горького».

Дата в документе не проставлена, но можно предположить, что он был подготовлен в ближайшие после проведения заседания бюро литературного объединения дни, т. е. в 20-х числах марта 1956 г.

В сопроводительном письме на имя директора Литинститута, подписанном ответственным секретарем краевого отделения Союза писателей В.И. Туренской, сообщалось:

«Направляем Вам заявление Чикатуева Михаила Хаджиевича, молодого абазинского поэта, его стихи, переводы и подстрочники его стихов.

Просим допустить его к творческому конкурсу.

Чикатуев очень много и упорно работает, по рекомендации Черкесского литературного объединения является способным и обещающим поэтом, активно участвует Чикатуев и в литературной группе краевой молодежной газеты «Молодой ленинец».

В молодой абазинской литературе нет ни одного автора, окончившего Литературный институт.

Прием Чикатуева в институт поможет абазинским литераторам в целом».

Письмо было составлено 2 апреля. Таким образом, не в марте, как об этом сообщается в автобиографии, а в начале апреля 1956 г. документы Чикатуева были отправлены в Литературный институт.

Продолжение следует ...