Сайт Международного абазино-абхазского культурно-просветительского объединения «Алашара» - View News

Международное объединение содействия развитию абазино-абхазского этноса «Алашара»

Истоки прошлого: шумеры

Истоки прошлого: шумеры

Сегодня остро стоит вопрос об исчезновении оставшихся кавказских языков, как это случилось с хаттским, хурритским, урартским, этрусским, убыхским и другими «мертвыми» языками. И надо искать любые пути, чтобы противостоять этому. Со времени Великого потопа, а можно считать еще раньше – уже с появления шумеров, существует великий воинственный народ ашуа, исчезновения которого нельзя допустить.

Много тысяч лет тому назад в местности под названием Месопотамия в Малой Азии появились шумеры. Шумерский царь Алулим правил городом Эриду. Начало правления Алулима связывают с началом шумерской цивилизации, хотя с точки зрения самих шумеров, «шумеры были цивилизованы всегда». Царская власть Алулима, внесенного в список шумерских царей (это является, вероятно, самой древней исторической записью в мире), была «спущена с небес» и уже являлась абсолютной, когда появилась на земле. Так как не установлено, сколько лет шумерскому царскому списку, то невозможно установить и время правления Алулима, а в других источниках он не упоминается. Известно, что шумерский царский список был нанесен на глиняные таблички примерно в 2100 году до н.э., но на самом деле он отражает более древние традиции.

Существует несколько версий происхождения первоначально появившихся людей – шумеров, от которых могли появиться ветви из разных племен, например, абазин, абхазов, близкородственного им народа – адыгов, доказавших при помощи чтения клинописных текстов свою принадлежность к древнейшему народу – хаттам, исчезнувший народ убыхов, который, как и абазинский народ, считался одним из самых воинственных на Кавказе.

Рассмотрим этимологию слова Ашшур – так звали ассирийского бога, и так называлась столица Ассирийского государства. Слово это имеет прямое отношение к шумерам: «А» показывает принадлежность; «шшу» – кипеть, гореть; «р» – словообразовательный суффикс. То есть, мы можем перевести слово Ашшур как «горячий», «кипящий», «сильный», как синоним слова «шумер». Рассмотрим этимологию этого же слова Ашшур по-другому, разделив его на две части: Аш и Ур. Обратимся к Обри Фессендену, который пишет: «Есть доказательства, исходящие из самого языка, о том, что человек не разговаривал, пока он не пришел на Кавказ, и что он научился говорить именно там. Главным, по-видимому, что произвело на него самое большое впечатление на Кавказском хребте, был огонь, для которого его словом был «Ур». «Аш» (пепел) означало «от», таким образом, Ашур означало что-то, из чего исходил огонь. Древесиной был Ашур, и океан на востоке назывался Ашур, потому что солнце, которое являлось для него огнем, выходило из него. Апс означало место, где всходило солнце, и также – и восток, и горизонт, и конечная часть горы, и горный хребет. Все ранние корни слов имеют такую форму, что они едва ли могли появиться где-либо, кроме Кавказского перешейка. Ур и Ал были звукоподражательными». Далее у О. Фессендена мы встречаем: «Первым богом был Ур или Ал, бог света».

Рассмотрим этимологию слова Мардук (имя бога, превосходившего всех созданных до него Богов). Мар (Мара) – в переводе с абазинского языка означает «солнце». Ду – в переводе с абазинского языка – большой. Перевод всего слова с абазинского языка на русский язык означает «большое солнце», т.е. «сильно греющее солнце».

Обратим внимание на город-государство Киш. Киш построен Богом Киш. Имя Бога Киш звучит в абазинских и абхазских фамилиях Кишевы, Кишаевы, Кишмаховы, Кишоковы, Кишмария. Можно предположить, что происхождение этих фамилий каким-то образом связано с богом Киш.

Город Ниппур создан Богом Ниппур или родом Ниппа, проживающим в ауле Старо-Кувинск Карачаево-Черкесской Республики и в Абхазии.

Город Умма создан Богом Умма, а род Умма сотворен полубогом Умма.  Правитель города-государства Умма носил фамилию Уша, которая и сегодня сохранилась в абазинском (ашуйском) ауле Инжич-Чукун Карачаево-Черкесской Республики.

Шумерский город Ларса создан Богом Ларса или родом Ларса, который проживает в ауле Старо-Кувинск Карачаево-Черкесской Республики. Но здесь надо добавить, что город Ларса есть на Кавказе. Упоминание о нем есть даже у Александра Сергеевича Пушкина, который останавливался в Ларсе, когда путешествовал по Кавказу. «В семи верстах от Ларса находится Дариальский пост. Ущелье носит то же имя. Скалы с обеих сторон стоят параллельными стенами. Здесь так узко, так узко, пишет один путешественник, что не только видишь, но, кажется, чувствуешь тесноту. Клочок неба, как лента, синеет над вашей головою. Ручьи, падающие с горной высоты мелкими и разбрызганными струями, напоминали мне похищение Ганимеда, странную картину Рембрандта» (А. С. Пушкин. Путешествие в Арзрум). Далее в этом же произведении Пушкин пишет, что уже при въезде в Грузию он останавливается в Анануре, (переводится с абазинского как «луч матери», «материнский свет»: Ан – мать, нур – луч, свет). «Я дошел до Ананура, не чувствуя усталости. Лошади мои не приходили. Мне сказали, что до города Душета оставалось не более как десять верст, и я опять отправился пешком. Но я не знал, что дорога шла в гору. Эти десять верст стоили добрых двадцати».

Название шумерского города Акка сохранилось в Абхазии: ее столицу, город Сухум, называют в устной речи старинным названием Акка. И таких примеров можно приводить бесчисленное множество.

Надо отметить, что некоторые города и имена богов переводятся с кабардино-черкесского языка, что говорит нам о близких отношениях кабардинского (адыгского) народа с абазинским (ашуйским) и абхазским. Но в то же время надо заметить, что очень много абазинских фамилий за последние несколько веков стали кабардино-черкесскими, а то, что мы сегодня называем кабардино-черкесским, никак нельзя связывать с шумерами, так как кабардинцы, в отличие от абазин-ашуйцев, появились гораздо позже. Другое дело адыгейцы, которые жили рядом с абазинами с древнейших времен. Сами кабардинцы считают, что в прошлом они были одним народом с абазинами и абхазами. Подтверждением этому являются клинописные тексты, написанные во II-III тысячелетии до н.э., которые читаются и на абазинском, и на абхазском, и на кабардино-черкесском языках.