الجمعية الدولية لتقديم المساعدة للأباظة-الصربكرواتية اثنوس «Alashara»

Гражданский подвиг Орхана

Гражданский подвиг Орхана


В 60-е годы двадцатого века голос махаджиров-абазин сквозь «железный занавес» донесся до жителей Абазашты.

Если бы мне было суждено снова родиться на земле, вместо жизни в богатстве, почете и достатке на чужбине, вместо сытной жизни в чужой стране, среди чужих людей, я предпочел бы появиться на своей Родине, – пусть даже куском камня на вершине Эльбруса...

Орхан Копсергенов

Эти строки из стихотворения, опубликованного на страницах национальной газеты в конце 60-х годов прошлого века, заставляют о многом задуматься… Именно в то время берет свое начало история об их авторе, чья любовь к родине предков всегда была безграничной, о человеке, который первым проложил путь, соединивший представителей его многострадального народа, на протяжении многих десятков лет разделенных границами и «железным занавесом».  

Сегодня мы без проблем путешествуем по странам и континентам и, даже находясь дома в уютной комнате, общаемся с жителями любой точки мира, используя современные технологии, и нам трудно представить себе, как обстояли дела в этом отношении сравнительно недавно, каких-то 50 лет назад – жесткие ограничения на выезд в недружественные страны, цензура переписки, тщательный контроль содержимого любого вида почтовых отправлений в эти страны, – словом, «занавес», преодолеть который было не всегда легко даже близким родственникам.

В результате трагических событий Кавказской войны, как известно, большая часть абазин оказалась за рубежом, в основном в Турции, и была изолирована от исторической родины. А здесь в то время, по мнению народного писателя Бемурзы Тхайцухова, «не принято было публично говорить о Кавказской войне, о тех событиях, создавалось впечатление, что этой войны вообще не было…» Однако память народа не знает забвения. Из поколения в поколение передавались рассказы о событиях времен махаджирства, потомкам рассказывали о представителях рода, переселившихся за рубеж… А за рубежом взрослели молодые люди, страстно полюбившие родину предков, о которой они знали только по рассказам дедов и прадедов, до последних своих дней мечтавших хоть одним глазом еще раз взглянуть на родные кавказские горы.

«В 1967 году произошло радостное событие, взволновавшее всех сотрудников редакции, а позже и всех читателей, – вспоминал народный писатель Джемуладин Лагучев в одном интервью. – Редактор национальной газеты Хамид Жиров получил из Турции письмо, написанное на чистом абазинском языке. Это удивило нас всех, ведь мы знали, что у турецких абазин нет письменности, они не учились писать и читать на родном языке». Письмо было подписано молодым человеком по имени Орхан Копсергенов.

Кстати, заметим, что именно Д. Лагучеву первым из абазин в 1971 году посчастливилось в составе делегации Союза писателей СССР побывать в Турции и встретиться там с потомками махаджиров, в том числе с Орханом.

Интересно было вот что: как молодому человеку из Турции без помощи и поддержки удалось освоить грамоту на родном языке? Откуда у него появились адрес редакции национальной газеты и имя редактора?

Ответы на эти вопросы я получил совсем недавно от жителя аула Псыж Карачаево-Черкесской республики В.А. Джердисова. «Я родился в Псыже в 1940 году, после школы окончил строительное училище и, проработав несколько лет, в 1964 году поступил на инженерно-технический факультет Кабардино-Балкарского государственного университета, окончил его в 1969 году, – вспоминает Владимир Адильгереевич. – Однажды там, в Нальчике, меня разыскал друг из Адыгеи и сообщил, что кто-то из Турции хотел бы переписываться с абазином и просит дать адрес».

Выяснилось, что один из студентов-кабардинцев переписывается с соотечественником из Стамбула. Тот парень и Орхан были друзьями. Вот так, неожиданно для самого Джердисова, завязалась переписка, которая стала первым шагом в сближении абазин Турции и СССР.

Орхан просил Владимира, чтобы он передал его адрес всем, кто желает переписываться, просил высылать ему книги и газеты на абазинском языке. И Владимир послал ему несколько абазинских книг и газет, сообщил адрес редакции и имя редактора.

По совету Хамида Жирова переписку начали многие писатели и журналисты. Джемуладин Лагучев тоже переписывался с Орханом. В процессе этой переписки выяснилось, что Орхан получил первые абазинские книги через турецкое посольство в СССР и самостоятельно освоил чтение и письмо на родном языке. Владимир Джердисов показал мне несколько пожелтевших писем и фотографий того времени, которые он бережно хранит до сих пор. Оговоримся сразу: у Владимира Джердисова есть еще два имени – Дима и Хасан. Большинство жителей Псыжа называет его Димой, а Орхану, которому он об этом сообщил в первом письме, больше понравилось имя Хасан. Поэтому во всех письмах он обращается к нему именно так: «Добрый день, брат Хасан!», «Мой дорогой друг Хасан!»

Сразу бросается в глаза, что буквы похожи на печатные (в одном из писем Орхан признавался, что ему легче писать такими буквами, просил, чтобы и ему старались писать так же). В каждом слове чувствуются горячая любовь и стремление к исторической родине. «Каждый раз, когда я получаю письмо, отправленное с нашей Родины, меня охватывает такое волнение, будто весь мир принадлежит мне… Даже если бы я заболел и лежал при смерти, эти письма исцелили бы меня... Ты делаешь для меня большое доброе дело», – признавался он в письме от 26 мая 1970 г. 

О себе Орхан пишет просто и скромно: «Я живу в Стамбуле, окончил юридический факультет и поступил на журналистский – днем работаю в адвокатуре, а по вечерам продолжаю учиться». В одном из писем (от 15 мая 1970 г.) коротко рассказал о своей семье: «Мои отец и мать живут в селе. У меня двое братьев и сестра. Я средний из братьев, в этом году мне исполняется 22 года. Сестра младше меня, ее зовут Чимапика (турецкое имя – Хаджар), ей 20 лет, она замужем, живет в Анкаре, зять тоже абазин, из рода Хапатовых. Старшего брата зовут Буба (турецкое имя – Бурхан), младшего зовут Камбот (турецкое имя – Ильхан). Братья живут с родителями». Далее он перечислил фамилии всех жителей родного села: «Наше село называется Локт и находится очень далеко от Стамбула – в 760 км. В нашем ауле 55 дворов, здесь проживают Гоновы, Аджиевы, Хапатовы, Озовы, Напшевы, Нировы, Чаговы, Хавцевы, Киковы, Лафишевы, Шоовы, Коковы, Камовы, Шхамузовы, Каншоковы, Джандаровы, Жужуевы, Хуруговы, Копсергеновы, Тлябичевы. Все хорошо знают абазинский язык…» 

В письмах он писал не только о себе, но и о своих односельчанах, друзьях, прославленных людях – актерах, спортсменах и т.д. Присылал много памятных снимков. Среди них есть фотография и всемирно известного борца Атана Адиля – бронзового призера Олимпийских игр (1952 г.), серебряного призера чемпионата мира 1954 г. и чемпиона мира 1956 г. «Он абазин по национальности и на протяжении 15 лет остается сильнейшим борцом Турции, не уступая никому этого титула», – пишет с гордостью Орхан.  

О. Копсергенов был очень внимателен к запросам наших земляков о родственниках. Например, по их просьбе наводил справки о Хамиде Кунижеве, Ильясе Аджиеве, Хамиде Малхозове. Ему удалось найти потомка Ильяса – Ерола Аджиева, который с того времени установил связи со своими родственниками, проживающими в Карачаево-Черкесии.

Фотографии выполняли еще и дополнительную функцию: поскольку не все письма доходили до адресата, или же в конвертах оставались только фотографии, наиболее важную часть текста письма он часто писал на их оборотах. В одной такой надписи сообщается, что молодой человек по имени Нихат Кымза спрашивает, живут ли у нас представители его фамилии, уточняя их принадлежность к абазинам-ашхарцам.

Орхан узнавал о новинках абазинской художественной литературы и просил прислать ему, конкретно указывая названия произведений и книг («Сосруко и Сосранпа» Т. Табулова, сборники «Заря», «Счастье», «Лучи», роман «Горсть земли» Бемурзы Тхайцухова), а также номера газет, в которые помещены его стихи и другие публикации. В другом письме (от 01.02.1970 г.) он просил выслать ему учебники: «Букварь», «Хрестоматия по родной литературе для 7-8 кл.», «Хрестоматия по родной литературе для 9-10 кл.», «Грамматика абазинского языка для 5-6 кл.». «Брат мой, эти книги не только для меня, но и для твоих братьев и сестер. Им очень обрадуются все абазины, которые живут здесь…» – пишет автор, комментируя свою просьбу.

Почти в каждом письме Орхан Копсергенов с горечью пишет о страстном желании многих абазин, проживающих в Турции, научиться читать и писать на родном языке: «Нам запрещено учиться читать и писать на родном языке. Этим я хочу сказать, насколько мы здесь несчастны… Я умею читать и писать по-абазински, но мои несчастные братья и сестры… Разве они не хотят учиться родному языку? Хотят, очень хотят, поверь…»

Здесь уместно вспомнить о том, что в 1971 году Орхан провел несколько недель за решеткой из-за того, что сначала его задержали с книгой из библиотеки советского посольства (Орхану она нужна была для курсовой работы), а потом провели обыск у него дома и изъяли все письма из СССР и абазинские газеты. Его отпустили, когда в конце концов выяснилось, что он студент и никакой противозаконной деятельностью не занимается.

Орхан Копсергенов и после этого проявляет упорство – продолжает учиться сам, многих своих друзей учит читать и писать на родном абазинском языке, продолжает помогать всем, кто ищет своих родственников, присылает их адреса, по крупицам собирает разные сведения.

...Прошли годы. Наступило время «перестройки», и Орхан первым «прилетел» в Абазашту – многочисленные встречи в аулах, в редакции абазинской газеты, с родственниками, сопровождавшиеся слезами радости от переполнявших чувств.

Сегодня на календаре год 2017-й… Уже находясь на пенсии, Орхан продолжает активно заниматься общественной деятельностью, накопил солидный материал не только об абазинах и абазинских селениях Турции. Он объехал все аулы Абазашты, включая Абазакт и Клычкт, побывал в ряде бывших абазинских аулов Адыгеи и Кабардино-Балкарии. Плодотворно занимается также журналистской работой, являясь сотрудником сайта «www.abhazhaber.com».  

Надо ли говорить о том, какими особыми чувствами была наполнена и первая встреча Орхана Копсергенова и Хасана Джердисова, состоявшаяся тогда, в середине 80-х. Сами по себе они настолько скромные и застенчивые люди, что вряд ли в полной мере осознают значимость того, что совершили в трудные 60-е годы... А совершили они, без сомнения, гражданский подвиг. 

Снимки из личного архива Владимира (Хасана) Джердисова:

  1. (Главное фото) Орхан Копсергенов в студенческие годы;
  2. Владимир (Хасан) Джердисов в студенческие годы;
  3. Адиль Атан – чемпион мира;
  4. «Добрый салам из Турции от группы молодых людей». Слева направо: (стоят) Йенемуковы Ниха и Батур, Копсергенов Орхан, Мерзей Турхан, Кымза Нихат, Аджиев Ерол; (сидят) Хатам Неджет, Ногаев Турхан;
  5. Письма Орхана… На одном из них так и остались «следы» цензуры.